My Suomi

Август 31, 2009

Финская Троя

Filed under: города, интересное-полезное, история — Наузница @ 8:13 дп

Куда плавал Одиссей?

Лариса Коняхина
Закончилась Троянская война, Все герои отбыли домой. И лишь одного Одиссея судьба долго носила по волнам и землям, дав достигнуть родного дома только через много лет.
Так куда же плавал Одиссей? Где он побывал?
Издавна считалось, что герой путешествовал вдоль берегов Греции или Италии, некоторые отправляют его в Понт Эвкскинский (Черное море), а есть такие, кто считает, что Одиссей доплыл до страны фьордов…
«Греческая» версия Тима Северина
Первая версия продумана и даже воспроизведена в реальности известным ирландским путешественником и исследователем Тимом Северином и командой из 13 человек на 18-метровой галере «Арго».
Тим считал, что свои 12 кораблей Одиссей повел на северо-запад вдоль побережья Фракии. Согласно гомеровскому тексту, последняя точка, до которой можно проследить путь Одиссея – это мыс Малея на юго-востоке полуострова Пелопоннес. Далее штормовые ветры понесли Одиссея на юг: 9 дней дрейфа вполне достаточный срок, чтобы добраться до побережья Северной Африки на территорию современной Ливии. Обратно их путь лежал через Крит. В фольклоре жителей этого острова до сих пор сохранились истории про великанов-людоедов, а по его равнинам по-прежнему бродят дикие козы. Так же сохранились камни, которые, по мнению островитян Полифем швырял в Одиссея и пещера, очень подходящая для великанов.       

                                                                   

Остров повелителя ветров Эола. Старая пиратская крепость Грабуза на северо-западном углу Крита очень соответствует описанным Гомером стенам острова Эола. А древние греки называли Грабузу Корикосом, что означает «кожаный мешок».                                Далее путь Одиссей лежал на север. По описанию Гомера 11 кораблей вошли в залив, закрытый со всех сторон сплошным кольцом обрывистых скал – этому описанию идеально соответствует залив Мехапос невдалеке от выступа полуострова Мани.
Остров волшебницы Цирцеи Эя и путешествие Одиссея и его товарищей в царство мертвых к слепому прорицателю Тиресию: сойдя в устье реки Ахерон, путешественники добираются до ее слияния с реками Пирифлегетон, Рекой Пылающего Огня и Коцитом, Рекой Плача. Во втором столетии нашей эры эту местность на территории материковой части Греции называли Некромантеон, Оракул Мертвых. В трех милях вверх по течению реки, носящей то же самое название – Ахерон – впадают два потока: Ваувос (Коцит) и второй, который согласно воспоминаниям местных жителей раньше фосфоресцировал, грохотал и издавал эхо – настоящая Река Пылающего Огня.                             Следовательно, остров Эя – это современный Паксос — красивый, небольшой зеленый островок с единственным источником питьевой воды.
По указаниям Цирцеи Одиссей должен был плыть домой мимо острова сирен, а затем или идти через сходящиеся скалы, или попробовать проскочить по узкому проливу между Сциллой и Харибдой. Небольшой скалистый островок Сесула – скала, разделенная надвое вертикальной трещиной, плоские стены которой уходят под воду – очень напоминает сходящиеся скалы. А узкий пролив между Сциллой и Харибдой – узкий пролив между островом Лефкас, мимо мыса Сцилла, и материком на котором возвышается гора Лемия, что в переводе означает «чудовище». В горе есть упоминаемая в поэме пещера. А Харибда – окруженная пенящимися бурунами,  с выходом скальных пород на поверхность отмель.
Тогда, по мнению Тима Северина, местом обитания сирен является северная оконечность острова Лефкас: на местных картах обозначены три древних могильных холма – вполне подходяще для описанной Гомером горы скелетов.
Следующее место высадки Одиссея – остров Тринакрия – остров «Трех точек». Если приближаться с севера к современному острову Меганизи, то можно увидеть стоящие одна за другой три возвышенности.
Семь лет пребывания Одиссея на острове Огигия у нимфы Калипсо – современный остров Огигия находится в нескольких днях пути по течению.
Царство феакийцев – современный остров Корфу – в этом сходятся мнения большинства исследователей и поклонников творчества Гомера.
Новая Одиссея вокруг Крымского полуострова.
Есть исследователи, которые считают, что все приметы входа в Аид находят свои подтвержденные материальные свидетельства в природе и истории Крыма и Приазовья.       Сказочно богатый и диковинный край по северным берегам Понта и Меотиды давно привлекал внимание греков. А его жителей – скифов, раскатывающих в золотых доспехах на золотых колесницах, разящих врагов железным оружием – греки принимали за богов.   Десять дней на север вдоль побережья Фракии – остров лотофагов – поедателей лотоса. Плантации лотоса произрастают и культивируются в дельтах Волги и Кубани.                      Остров Полифема – еще древние географы считали, что выше по течению Истра (Дуная) существовало племя андрофагов (людоедов). Это место находится неподалеку от гор Фракии и совсем близко от подводного дворца Посейдона, сыном которого был Полифем.
Расположенный напротив дельты Дуная современный остров Змеиный своими утесами и медной стеной очень напоминает остров Эола. А остров Березань около Очакова можно считать местом обитания волшебницы Цирцеи островом Эя. Тогда от Березани через Днепр (Борисфен – река Океан) к Николаевскому полуострову, который по своей форме напоминает фигуру льва – мыс Гипполай переводится как «Большой лев» и «Конный народ» — это вполне могут быть кочевники: скифы и киммерийцы. Плавание Одиссея в Аид вполне совпадает с географическим расположением Днепро-Бугского лимана: Гипанис – Южный Буг, Стикс – Ингул, Перифлегетона – Днепр.                                     Затем Одиссей отправился мимо острова Сирен (Карадениз богаз), через пролив (Босфор), мимо скал Симплегад (ныне камни возле бухты Румели-Кавагы), Сциллы (гора Юша) и Харибды (водоворот возле мыса Месар) и прибыл на остров где обитали священный быки (Принцевы острова). Затем Одиссея понесло течением через Босфор в Черное море и вынесло на остров Огигский (берег Крыма), оттуда на плоту он достиг острова феаков (г. Батуми).
Балтийская Одиссея Паоло Торретта.
Итальянский ученый Паоло Торретта считает, что описанные Гомером в «Илиаде» и «Одиссее» события происходили на Балтике. Уже в древние времена поэмы Гомера служили источником неясностей и давали повод для множества споров: некоторые города, страны и острова в известном нам Средиземноморье существуют не все, находятся совсем не в описанном Гомером месте или не существуют вовсе.
После изменения к худшему благоприятных климатических условий на Балтике его жители – светловолосые мореплаватели в XVI веке до нашей эры основали микенскую цивилизацию. Еще Плутарх в своей работе «О лике на лунном диске» делает интересный вывод, что остров Калипсо Огигия находится в Северной Атлантике – «в пяти днях плавания от Британии». Это позволяет идентифицировать Огигию с одним из Фарерских островов. Отсюда график движения Одиссея от Огигии до Схерии точно вписывается в путь от Фарерских островов до южного побережья Норвегии. Так же можно провести аналогию с датскими островами в южной части Балтийского моря: Южно-Финский архипелаг включает в себя три основных острова: Лангелапи («Длинный остров» — Делихий), Эрё (Самс) и Тосингс (Закинф). Еще средневековый историк Саксон Грамматикус часто упоминает в своих трудах народ, называемый «геллеспонтийцы», и местность – Геллеспонт – которая, по его указаниям, находится в восточной части балтийского моря. Следовательно, Троя лежит к северо-востоку от моря – в районе  южной Финляндии, где Финский залив сливается с Балтийским морем. Пейзаж между Хельсинки и Турку полностью соответствует гомеровским описаниям: холмистая местность, господствующая над долиной с двумя реками, равнина, наклонно спускающаяся к морскому берегу – тихий финский поселок Тойя..
«Атлантическая» версия Робера Филиппа

С этой версией некоторым образом согласен и французский ученый, заместитель директора Школы Высших наук Робер Филипп. Он считает, что в «Одиссее» совмещены сюжеты о возвращении домой и более древнее описание атлантических путешествий финикийцев, которые совершали свои торговые походы с базы, возможно располагавшейся на Канарских островах, за оловом в Англию и за золотом в Судан. Робер Филипп долго сопоставлял цитаты из Гомера с описаниями из географических справочников. Однако предлагаемый им маршрут скорей всего возможен только теоретически: от Канарских островов Одиссей через океан попадает в Португалию, а после дрейфа вдоль европейского побережья достигает Бретани и даже Осло! Увы, по версии Филиппа наш герой так и остается в Норвегии, поскольку его возвращение в Итаку становится совсем проблематичным))

5 декабря 2008 года.

© Copyright: Лариса Коняхина, 2009
Свидетельство о публикации №1901160277

http://www.proza.ru/2009/01/16/277

БАЛТИЙСКАЯ ОДИССЕЯ

П. Торретта
(Публикуется по тексту издания: «Новые рубежи» Североевропейский журнал, N 3(18), 2002 год.)

Итальянский ученый Феличе Винчи считает: описанные Гомером события происходили не в Средиземноморье, а на БАЛТИКЕ. Свои аргументы автор изложил в книге, которая в Италии вышла уже вторым изданием, и сейчас в процессе подготовки ее английский перевод. Журналист Паоло Торретта настолько коротко, насколько позволяет объем обыкновенной статьи, поведал о теории своего земляка.

Подлинное место действия «Илиады» и «Одиссеи» отнюдь не Средиземное море, где любые доказательства всегда выгдядели неубедительно из-за множества несоответствий, а европейский север. Сага, которая легла в основу двух поэм Гомера, родилась на Балтике, переживавшей в ту пору период бурного расцвета — Бронзовый век во втором тысячелетии до Р.Х. Именно здесь даже в наше время легко обнаружить многие упоминаемые Гомером места — такие как Троя и Итака. Светловолосые мореплаватели, основавшие в XVI веке до Р.Х. микенскую цивилизацию, принесли с собой свои исторические сказания из Скандинавии в Грецию после изменения к худшему благоприятных климатических условий в местах их балтийского проживания. Переселившись, они воссоздали на Средиземноморье тот первоначальный мир, в котором некогда имели место троянская война и многие другие превратившиеся в мифы и легенды эпизоды. На протяжении жизни последующих поколений сохранялась память о героическом веке и подвигах, совершенных их предками на потерянной родине. Это наследство и получили последующие века. Такой ключ легко позволяет исследователям открыть многие двери, плотно закрытые до настоящего момента, а также по — другому взглянуть на древний вопрос о происхождении индоевропейской диаспоры и истоках греческой цивилизации.

Одиссей — земляк Гамлета.

С древних времен географические описания Гомера служили источником неясностей и проблем, поводом для споров. Соответствующие города, страны и острова, которые поэт часто описывает с упоминанием множества деталей, в известном нам Средиземноморье существуют лишь частично, либо не существуют вовсе. Уже Страбон (греческий географ и историк, живший с 63 года до Р.Х. по 23 год после Р.Х.) в ряде случаев упоминает различные парадоксы: он, например, не понимает, почему остров Фарос, расположенный как раз напротив Александрийского порта, в Одиссее необъяснимо отдаляется от Египта на много дней морского пути. Возникают вопросы и в связи с нахождением Итаки, которая по очень точным указаниям поэмы является самым западным островом из архипелага, куда входят три основных острова — Дулихий, Самс и Закинф. Это не соответствует реальной географии: греческая Итака на Ионийском море располагается к северу от Закинфа, к востоку от Кефаллении и к югу от Левкады. И, наконец, что же такое Пеллопонесс, описанный в обеих поэмах как равнина?

Один из возможных ключей к окончательному проникновению в мир этой мозаичной головоломки дает Плутарх (46-120 годы нашей эры). В своей работе «О лике на лунном диске» он делает поразительное заявление: остров Огигия (на котором Калипсо держала Одиссея до того, как разрешить ему вернуться на Итаку) вообще находится в Северной Атлантике, т.е. » в пяти днях плавания от Британии». Намек Плутарха позволяет нам идентифицировать Огигию с одним из Фарерских островов (в гряде которых мы, между прочим, находим остров со звучащим вполне по-гречески названием Микинес). Начиная с этой точки, путь на восток, которым следовал Одиссей (Книга V «Одиссеи») во время путешествия с Огигии до Схерии, приводит к так называемой земле фсакийцев на южном побережье Норвегии (т.е. Схерии), которая отлично вписывается в график движения, а археологических находок периода Бронзового века здесь более чем достаточно. Отсюда фсакийцев отправили Одиссея в Итаку, расположенную на дальней оконечности архипелага, описанного Гомером в деталях. Здесь ряд точных параллелей даст нам возможность провести аналогию с датскими островами в южной части Балтийского моря, что точно совпадает со всеми указаниями Гомера. И в самом деле, Южно-Финский архипелаг включает три основных острова: Лангелапи («Длинный остров», который позволяет нам окончательно раскрыть загадочную тайну острова Делихий), Эрё (идеально соответствующий гомеровскому Самс) и Тосингс (древний Закинф). Самый последний из островов архипелага в западном направлении, «обращенный к ночи», и представляет Итаку Одиссея — а нам он известен как Люё. Даже удивительно, насколько последовательно все совпадает с указаниями поэта не только по своему расположению, но и по топографии и топонимике. Здесь же, среди этой группы островов, находится и небольшой островок «в проливе между Итакой и Самс — (Астерид), где поклонники Пенелопы попытались устроить засаду на Телемаха. Более того, Элида — один из районов Пеллопонесса, описывается как находящийся напротив Дулихия, а следовательно само собой напрашивается аналогия с частью большого датского острова Зеландия. Таким образом сам этот остров и является изначальным Пеллопонессом (т.е. «островом Пелопа») в подлинном значении слова «остров» по гречески. В то же время греческий Пеллопонесс, расположение которого в Эгейском море — т.е. в его юго-западной части — можно назвать сходным, отнюдь не остров, несмотря на своё название.

Финское поле троянской битвы.

Давайте попробуем разобраться с местом, где находится Троя. Согласно «Илиаде», Троя лежала вдоль Геллеспонтского моря, которое неоднократно описывается как «широкое» и даже «бескрайнее». Следовательно, мы имеем веское основание исключить тот факт, что речь идет о дарданельском проливе, где Шлиман нашел город. Отождествление этого города с гомеровской Троей по-прежнему вызывает обоснованные сомнения: достаточно вспомнить критику Мозеса Финли в его книге «Мир Одиссея». Интересно также и то, что найденное Шлиманом место увязывается с расположением Трои греко-римского периода. Между тем, Страбон категорически отвергал всякую связь этой поздней Трои и города, описанного Гомером («География», 13, 1.27). С другой стороны, средневековый датский историк Саксон Грамматикус (Saxo Grammaticus) в своей «Cesta Danorum» часто упоминает народ, называемый «геллеспонтийцы», и местность под названием Геллеспонт, которая, как то ни странно, судя по указаниям, лежит в восточной части Балтийского моря. Не она ли является настоящим гомеровским Геллеспонтом? Мы можем отождествить ее с Финским заливом-в данном случае географическим эквивалентом Дарданелл, поскольку оба они располагаются к северо-востоку от соответствующих водных бассейнов.

Поскольку Троя, как то следует из фрагмента «Илиады» (XXI, 334-335), лежит к северо-востоку от моря (еще один повод оспорить находку Шлимана), то выглядит вполне логичным в рамках нашего исследования обратить внимание на южную Финляндию там, где Финский залив сливается с Балтийским морем. И в этом районе к западу от Хельсинки мы находим ряд мест, названия которых удивительно напоминают многое из перечисленного в «Илиаде», особенно когда речь заходит о союзниках троянцев: Askainen (Ascanius, Асканий), Karjaa (Caria, Кара), Nasti (Nastes, вождь карийцев), Lyokki (Lycia, Ликия), Tenala (Tenedos), Kiila (Cilla,Зелия), Raisio (Rhesus), Kiikoinen (Cicnnians, Киконы).

Есть здесь также и Падва, наводящая на мысль об итальянской Падуе, основанной, согласно традиции, троянцем Атенором и расположенной в Венстии («энетийцы» или «венетийцы» были союзниками троянцев). Более того, названия мест Тантала и Сипиля (мифический царь Тантал, известный своими муками, был похоронен в горе Сипила) доказывают, что аналогии вовсе не обязательно ограничиваются гомеровской географией, а распространяются на весь мир греческих мифов.

Так что же по поводу Трои? Прямо в самом центре описываемой нами местности, на полпути между Хельсинки и Турку нас ждет открытие, позволяющее утверждать, что город царя Приама пережил ахейское разрушение и пожар. Пейзаж полностью соответствует всем описаниям, которые Гомер передал нам: холмистая местность,господствующая над долиной с двумя реками: равнина, наклонно спускающаяся к морскому берегу, на фоне возвышенностей. Сохранилось даже первоначальное название, почти не изменившееся за прошедшие века. В наши дни Тойя — тихий финский поселок, ничего не знающий о своем славном и трагическом прошлом.

Не вдаваясь в подробности, следует отметить, что не только по своим топонимическим элементам в данном регионе, но и по географическому положению финская Троя идеально, как перчатка на руке, вписывается в указания Гомера. Легко объясняется, почему «плотный туман» часто окутывал сражавшихся на троянской равнине, а море «Одиссеи» никогда не выглядело светлым и ярким, как вокруг греческих островов, а всегда было «туманным» или напоминало «темное вино». По мере движения по гомеровскому миру постоянно оказываешься жертвой ненастной погоды, что так свойственно северу. Повсюду в двух поэмах погода с ее туманом, дождем, ветром и холодом так мало похожа на кли мат Средиземного моря. Более того солнце и тепло почти не упоминаются.

Иными словами, большую часть времени погода остается настолько пасмурной, что облаченные в бронзу сражающиеся воины молят о безоблачном небе в ходе битвы («Илиада», XVII, 643-646). Мы явно оказываемся где-то за много миров от знойных низин Анатолии. То, как одеты гомеровские персонажи, полностью соответствует такому климату. В сезон мореплавания они носят туники и тяжелые плащи, которые никогда не снимают даже во время застолий. Этот наряд в точночти совпадает с остатками одежды, найденной в датских захоронениях Бронзового века — вплоть до таких деталей как металлические броши, закреплявшие плащи на плече («Одиссея», XIX, 226), Более того, приведенное описание так похоже на то, что говорит Тацит об одежде германцев:»Верхняя одежда у всех — короткий плащ, застегнутый пряжкой, а если ее нет, то шипом» («sagum fibula consertum»; О происхождении германцев и местоположении Германии», Germania, 17, 1).

Приняв северные координаты, несложно сразу же объяснить вопиющие аномалии великой битвы, которая занимает центральное место в «илиаде». Сражение продолжается в течение двух дней («Илиада», XI, 86; XVI, 777 ) и одной ночи («Илиада» XVI, 567). Сам факт, что темнота не прекратила схватку непостижим в мире Средиземноморья, но вполне понятен в условиях Балтики. Свежим войскам Патрокла удается продолжить бой до наступления следующего дня без перерыва благодаря тусклому ночному освещению, столь типичному для высоких широт во время летнего солнцестояния.

Урок исторической географии.

Теперь обратимся к так называемому «Перечню кораблей» из Второй книги «Илиады», в котором названы двадцать девять ахейских флотов, принимавшие участие в Троянской войне. Указаны также имена капитанов и откуда они родом. Двигаясь по этому списку против часовой стрелки, мы начинаем с центральной Швеции, направляемся вдоль побережья Балтийского моря и завершаем свой путь в Финляндии. Если соединить полученную картину со сведениями, содержащимися в двух поэмах и различных греческих мифах, то можно полностью реконструировать среду обитания ахейцев вокруг Балтики, где, как подтверждают археологические находки, Бронзовый век представлял собой период процветания во втором тысячелетии до Р.Х. в условиях благоприятного климата — намного более теплого, чем в наши дни.

В таком новом географическом контексте весь относящийся к Гомеру и греческим мифам мир в итоге раскрывается с поразительной логичностью и последовательностью. К примеру, следуя порядку, изложенному в «Перечне» с легкость можно найти место Беотии (соответственно — земли вокруг нынешнего Стокгольма). Нетрудно установить, где находились Фивы Эдипа или мифическая гора Ниса (так никогда и не найденная в Греции), где нимфы нянчили маленького Диониса. Гомеровский остров Эвбоя совпадает с нынешним Эландом (Oland), расположенном неподалеку от побережья Швеции в соотношении, похожем на его средиземноморский аналог. Мифические Афины, родина Тесея, в таком случае оказываются в районе города Карлскруна в южной Швеции (это объясняет, почему Платон в своем диалоге «Критий» описывает окружающую древние Афины местность как волнистую равнину со множеством рек, что совершенно чуждо неровному греческому ландшафту).

Таким, следовательно, является секрет, спрятанный в поэмах Гомера, и именно этот секрет несет ответственность за все странности гомеровской географии: Троянская война и другие события греческой мифологии, дошедшие до нас, происходили не на Средиземном море, а вокруг Балтики, т.е. примитивной родине светлых и длинноволосых ахейцев (Одиссей, как утверждается в поэме, был белокурым; XII, 399; XIII, 431).

Следовательно, не где-нибудь, а на балтийском побережье разворачивались описанные Гомером события до того как микенцы начали мигрировать на юг в XVI веке до Р.Х. По времени этот период очень близок к завершению исключительного теплого климатического этапа, продолжавшегося несколько тысяч лет — «послеледниковый погодный оптимум». Существует прямая связь с атлантической фазой Голоцена, когда температура в северной Европе была намного выше, чем сейчас. В тот период широко раскинувшиеся лиственные леса достикали Полярного круга, а тундра исчезла даже на самых северных широтах европейского континента. Благоприятный «погодный оптимум» достиг своего пика примерно за две с половиной тысячи лет до нашей эры и начал медленно меняться к худшему во вторм тысячелетии до Р.Х. (так называемая Sub-Boreal phase), пока окончательно не закончился несколько столетий спустя. Очень вероятно, что именно это стало причиной, вынудившей ахейцев переселяться на юг к Средиземному морю. Возможно, они направились вниз по Днепру до Черного моря, так же как и викинги ( чья культура во многом выглядит похожей) поступили много веков спустя. И нет ничего удивительного, что, вскоре после изменения климата в северной Европе, в Греции, начиная с XVI века до н.э. родилась и быстро достигла расцвета микенская цивилизация, которая не имеет гречекого происхождения.

Мигрировавшие народы принесли с собой эпосы и географические названия, давая новым местам, где они в конце концов обосновались, те же имена, что на своей покинутой родине. Это наследие обрело бессмертие в поэмах Гомера и в греческой мифологии. Память о великой миграции с севера стерлась, вероятнее всего, после краха микенской цивилизации около XII века до Р.Х., но осталось смутное воспоминание о связях с «гиперборейцами». Балтийскими названиями новые пришельцы окрестили не только страны, где они поселились, но и другие районы Средиземного моря — такие как Ливия, Крит, Египет, сотворив тем самым чудовищное «географическое недоразумение», сохранившееся до наших дней.

Упоминаемые в статье легендарные персонажи, возможно, балтийского происхождения

Дионис — сын Зевса и смертной, прекрасной Семелы. Законная жена Зевса Гера по вполне понятным причинам не приходила в восторг от похождений главного из олимпийских богов и не жаловала его побочных детей. Она погубила Семелу и всячески преследовала Диониса. Его трудное детство проходило в долине горы Ниса под покровительством нимф. Потом Зевс в благодарность вознес их на небо, где они образовали группу звезд под названием Гиад в созвездии Ориона. А незаконный сынок царя богов и людей вырос, окреп и стал веселым богом вина, спорные последствия культа которого будоражат человечество до наших дней — даже, если при этом не упоминается его имя: Дионис или Вакх.

Тантал — еще один плод любовных шалостей Зевса, его любимец. В отличие от Диониса, Тантал не попал в сонм богов, но сам себя считал им равным. Он правил в городе Сипила, расположенном у одноименной горы. Не считаясь с богами, Тантал часто бросал им вызов и испытывал их возможности. Не веря во всеведение олимпийцев, он приготовил им ужасную трапезу. Не пожалев ради такого дела даже собственного сына Пелопса, Тантал убил его, а мясо подал, гостившим у него богам во время пира под видом изысканного блюда. Но гости сразу поняли что к чему. Они сложили мясо и кости, оживили мальчика, а высокомерного и жестокого отца отправили в ад, в подземное царство бога Аида.

Летом 2002 г. Тур Хейердал рассказывал о своей теории и раскопках в Азове, где он нашел характерные предметы, аналогичные тем, которые в свое время были найдены в Гренландии. Он сказал, что это послужило доказательством того, что викинги плавали в Америку задолго до Колумба.

Хейердал также говорил, что Один (бог из саг) был реальной личностью, а викинги ходили путем из «варяг в греки» потому, что он был им известен ранее, т.е. они им когда-то прошли мигрируя на север, хотя очень просто для них было по морю обогнуть Европу и доплыть в Грецию, так как они были прекрасными мореходами. Своими раскопками Хейердал доказал свою правоту.
Сопоставьте эти данные с тем, о чем Вы прочитали выше.

Валентина Гонтарь.

http://newparadigma.ru/prcv/conf9/torretta/odissey.html

Реклама

1 комментарий

  1. Да,на побережье Балтики и Карельском перешейке много артефактов никак не обьясненных современной археологией и исторической наукой в целом.Конечно можно оправдать археологов трудностью вскрыши культурного слоя(камни,валуны),но годами не замечать мегалитические памятники?,не замечать циклопическую кладку? Не пора ли оставить Старую Ладогу студентам,аспирантам,кандидатам и заниматся изысканием ненайденного или даже хорошо известных(местному населению!)памятников археолгии.

    комментарий от руслан — Март 3, 2010 @ 3:34 пп


RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: