My Suomi

Март 20, 2009

Tonttu, финский домовой

Filed under: мифология — Наузница @ 1:14 дп

В 1927 году ведущий одной из детских радиопередач, дядя Маркус, придумал историю о том, что Joulupukki живёт в Лапландии, в тундре, недалеко от полярного круга. Вскоре у Joulupukki появилась хозяйка дома (Joulumuori) и множество помощников-гномов (tonttu), которые изначально были домовыми, у каждого из которых были свои обязанности: один отвечал за уют и порядок в доме, другой за достаток, третий за сауну, четвёртый за мельницу и т. д. По легенде у tonttu нет пупа и они не отбрасывают тени, потому что они созданы из пепла роз, нитей мечты, порошка бородатого лишая, любви, радости и веселья. У tonttu всегда в кармане есть немного водорослей; камень, высекающий искры, для того, чтобы разжечь костёр; заячья лапа для избавления от боли; кошачьи усы для того, чтобы дразнить и кусочек мыла. Все гномы разного размера, некоторые даже умеют его изменять в зависимости от ситуации. Гномов нельзя увидеть, но об их присутствии можно догадаться по запаху хвои, свечей, гвоздики и сиропа, а главное — весёлью, ведь они распространяют вокруг себя уют и хорошее настроение. Гномы слышат и видят абсолютно всё!

У Joulupukki живёт огромное количество гномов и у каждого из них свои обязанности, своя работа. Leipuritonttu (гном-печник) — пухленький весёлый гном с удивительно хорошим обонянием. Он умеет петь оперные арии и нет ничего на свете, чего бы он не смог испечь! Postitonttu (гном-почтальон) — старый романтик. Он работает прозорливо и смешно чмокает, произнося названия городов и улиц. Puutarhatonttu (гном-садовник) — прелестная розовощекая девчушка в зелёном переднике. Она трудится целый год не покладая рук: собирает семена, высаживает рассаду, заботится о цветах, изготавливает букеты. Ей знакомы все растения мира. Она пахнет лавандой и свежим воздухом. Другие гномы любят собираться вокруг неё, слушая сказки, поведанные ей растениями и животными. Tallitonttu (гном-конюх) — самый старый из всех гномов. Он внешне напоминает Joulupukki: такая же белая длинная борода, красный костюм. Но его характер отнюдь не такой, как у доброго Joulupukki. Он хитрый и любит подшучивать над людьми и другими гномами. А ещё он страшный сладкоежка! http://www.solnet.ee/sol/005/v_ng17.html

***

Haltija (haltia) is a spirit, gnome or elf-like creature in Finnish mythology, that guards, helps or protects something or somebody. The word is possibly derived from the Gothic *haltijar, and referred to the original settler of a homestead — although this is not the only possible etymology.

In common Finnish, depending on the context, «haltija» means holder, occupant, lord, master, owner-occupier, occupier, possessor, bearer, or owner.

There are lots of different haltijas. Nature has its own haltijas, for example the haltijas of water and haltijas of the forest. The graveyard has its own haltijas, Kalman väki, («folk of death»).

Human settlements have haltijas. One type is Tonttu or Maan haltija (Haltija of land). Tonttu is a Finnish version of the Swedish Tomte. Both tonttu and tomte are related to the words tontti (Finnish) and tomt (Swedish). They mean a lot and building site, and later protected by a local spirit, a tonttu (tomte is also known as tomtgubbe, «lot old man» in Swedish) . Kotihaltija (home elf, home gnome) is the word for the tonttu who lives in every home. He takes care of the house, but it is important to treat him with respect. The saunatonttu lives in the sauna and protects it, but also makes sure that people will not behave improperly in it. Joulutonttu is Finnish for Christmas elf. Unlike some Christmas elves, the Finnish Joulutonttu is thought not to have pointy ears. http://en.wikipedia.org/wiki/Tonttu

***

Tonttu on pieni ihmisen kaltainen olio pohjoismaisessa kansanperinteessä. Suomen kielen sana «tonttu» tulee ruotsin «tomte»-sanasta tai vaihtoehtoisesti sanasta «tontti», jolloin tonttu olisi alun perin paikan haltija. Tonttu on monissa tapauksissa vain toinen nimitys haltijoille.

Tonttuihin on kuulunut erilaisia olioita, ihmisten luona eläviä haltijoita, sekä maahisia, menninkäisiä ja muita metsän ja luonnon haltijoita. Vasta sittemmin tontut on erotettu omaksi «rodukseen».

Tonttuja on kansanperinteessä monenlaisia tavallisten metsätonttujen lisäksi. Maalaistalojen monille rakennuksille oli omat suojelijatonttunsa eli haltijansa, saunatontut, myllytontut, riihitontut, aittatontut, navettatontut ja tallitontut. Sitten oli vielä kotitonttuja. Palkaksi nämä tontut vaativat vähän ruokaa, asumisoikeuden tai viimeiset löylyt saunasta.

Tätä nykyä tunnetuimpia ympärivuotisia tonttuhahmoja saattavat olla monista eri materiaaleista valmistettavat puutarhatontut, jotka etenkin Keski-Euroopassa ovat villinneet keräilyyn taipuvaisia kotipuutarhureita. http://fi.wikipedia.org/wiki/Tonttu

Реклама

Языческие верования финнов

Filed under: мифология — Наузница @ 12:58 дп

Отрывок из книги: Чистович И. История православной церкви в Финляндии и Эстляндии, принадлежащей Санкт-Петербургской епархии, Спб., 1856.

Кажется, что небо, в его вещественном значении, было прежде всего предметом религиозного почитания финнов. Исключительное поклонение небу, по естественному ходу вещей, со временем должно было уступить место обоготворению всей природы; потому что небо, при всей своей силе и великолепии, составляет все же отдельный, ограниченный предмет, и его почитание не может вполне удовлетворить религиозной потребности человека. Опыт ежедневно дает ему чувствовать, что, кроме небесных явлений, в природе есть вещи, беспредельно превышающая силу человека, — есть явления, которыми он не может располагать по своей воле. Таким образом мысль о Божестве все более и более расширяется и число обоготворяемых предметов, по этому общему закону развития естественной религии, легко может расширяться до бесконечности. Но человек догадывается, что во всех этих явлениях действует одна и та же сила, и он называет одним и тем же именем солнце, луну, море, огонь и самую землю. Таким образом и финское имя Юмала сделалось наконец общим именем Божества. Но и в это время явления неба представлялись Финну величественнее, грознее и благодетельнее всех других явлений природы: он думал, конечно, что и Бог неба, самый значительный в числе богов, предпочтительнее пред всеми заслуживает это название, но хотел отличить его особым названием и приложил к нему наименование праотца, старца, Укко. Его представляли сидящим на облаке и потому называли его богом живущим на облаке. Местопребыванием его считали самую средину неба и воображали, что он опирается на ось мира. Впрочем его не представляли привязанным к одному месту: по народному верованию, он мог носиться, где ему угодно. Он управляет течением облаков; в следствие чего руны беспрестанно величают его тучедержцем. «Боже вышний, Укко, ты отец небесный, тучам повелитель, царь над облаками! Рассуди ты в тучах, пореши ты в небе и пошли с востока тучу дождевую, подними другую с северо-востока, с запада иную, и иную с юга, окропи с них медом поднявшийся колос шумящия нивы». Он поднимает ветер, насылает бури-непогоды: властительница Похьолы молит Укко: «Золотой царь неба, владыка серебряный! пошли бурю, непогоду, возмути ты воздух, ветер, волны подними» и пр. Укко имел жену, которая называлась Акка.
С Укко разделяют власть управления миром Вейнемейнен и Ильмаринен.
Вейнемейнен — творец мира, бог порядка и согласия. Мифология знает отца Вейнемейнена: это Калева или Kавe. Отец старее и следовательно должен бы быть выше сына; но он существовал или существует только в момент, когда дает бытие сыну: акт рождения совершился, и он, подобно Сатурну у Греков, погружается в безмолвие смерти, исчезает навсегда. В отношении к своим творческим действиям, Вейнемейнен ограничен внешнею силою. Финские руны представляют последнюю под образом трех слов, которые потерял и потом ищет Вейнемейнен. И сколько трудов, сколько усилий употреблено богом, чтобы найти эти таинственные слова, которые он потерял и без которых не может окончить начатого дела. «Он ищет их» говорят руны, «на головах ласточек, на крыльях гусей, на шее лебедя; он ищет их под языком летней лани, во рту белой векши: но напрасно. Он устремляется к Манале (ад), проникает в жилище теней и вопрошает сынов смерти. Но и здесь не находит желанного слова, ни даже полуслова, Наконец он обращается к стране, где похоронен исполин Випунен (Калева). Тайное предчувствие говорит ему, что он найдет священные слова в груди почившего героя. Начинается ужасная борьба. Вейнемейнен давит и умоляет Калеву открыть ему тайное слово; теснимый Вииунен разражается громом проклятий; наконец побежденный богом, он открывает ему ковчег с заветным словом и поет Вейнемейнену руны, которых тот искал. Он поет день и ночь; моря и пучины стихают, солнце и звезды останавливаются, чтобы послушать его песни. Слова текут за словами, стих сменяется стихом. Скорей останутся скалы без камней, реки без текучих вод, озера без рыбы, без волн Альнаярва (название озера), нежели песням героя будет конец. Он пел целые дни без устали, целые ночи без отдыха, пел слова, которым в старину научился, что собрал, когда раскидывал сети и когда расставлял тенета. Он пел слова первой, песни мудрости. Солнце остановилось, чтобы послушать его; луна остановилась, чтобы послушать его; звезды и быстрые волны остановились, чтобы послушать его». Священное слово есть не что иное, как таинственная сила природы, олицетворяемая в образе Випунена. Природа сама по себе начало недейственное, бесплодное, немое; но, при воздействии другого начала, сила, сокрытая в ней, обнаруживается в явлениях, открывается или, точнее выговаривается слово и повсюду разливает в обилии жизнь и плодотворность.
Ильмариннен — божество воздуха и ветров, брать Вейнемейнену, сопровождает его во всех странствованиях и помогает во всех работах; он управляет огнем и водою; по занятиям своим он ковач: Анники умоляет брата: «Ильмариннен, мой брат, моей матери сын, скуй мне челнок небольшой, два перстня прекрасных, двое серег и на пояс цепочек пять-шесть: тогда я скажу тебе правду».
Но Калевала родил множество других, второстепенных божеств. Жажда жизни в Финнах заставила их населить всю природу богами и галтиями (духами-покровителями); а удивление к чудным делам человеческой силы, которых они не могли совершить сами, но видели у других народов, заставило их искать утешения в героических действиях поддельных совершаемых с помощью магии; от того магия имеет огромное значение и в жизни, и в мифологии Финнов. Их божества и галтии, не задумываясь вращают небом и землею и совершают дивные путешествия.
В недрах гор живут Камулайны — рабочие духи; они вытачивают скалы и обтесывают гранит. Есть боги и богини земли и плодородия: старая Акка садит плодовые деревья; Kamu растит их и наполняет живительной влагой; Пеллервоанен растит рощи и кустарники; Кайтес покровительствует стадам домашних животных; Кекри заботится об их здоровье; Этеле сопровождает их на пастбища и разделяет между ними обильную пищу. «Природы мать Этеле, пошли стаду медовую зелень, медовые злаки; пошли сено золотое, серебряное сено с полей медовых, с лугов медовых. Возьми рог пастуший, затруби погромче, чтоб расцвели холмы, чтоб поля сухие покрылись сеном, чтоб потекли медом на озере волны и ячмень бы вырос по берегам речек». Веен-Кунингас и Веен-Эменти царствуют над водою. Антеретар — бог здоровья; болезни — дочери Лухиаторы, старой жены Похьиолы. Кивутар, дочь Вейнемейнена, заботится об исцеленіи их, собирает болезни в небольшой медный сосуд и плавит на волшебном очаге; Гомма останавливает текущую кровь; Гелка залечивает рану. «Приди, Гелка прекрасная, приложи травы или мох к зияющей ране, камнем заложи ее, чтобы кровь алая земли не смочила и чтобы озера из берегов не вышли». Каждый лес, каждый дом имеет своего Галтия. Галтий домашний, Тонтту, возвещает ночью о своем приходе знаменательным шумом и проводит ночь у ног хозяина дома. — В будущую жизнь Финны верили, как в продолжение настоящей. Нравственные правила их ограничивались советами житейского благоразумия.
В стране мрака Похъеле царствует Хийзи и, вместе со своими подчиненными, на все простирает свое злое влияние. У Финнов были чародеи — нойят и жрецы; те и другие имели религиозное значение. Первые имели своих учеников и последователей, и горе тому, кто осмелился бы усомниться в силе их тайного знания: они пошлют на него дикого вепря, накличут голод и могут наслать на него даже смерть. Их встречали и провожали с необыкновенным уважением и приходили к ним советоваться в трудных обстоятельствах жизни. Доверие к силе их познаний и чародейства доселе сохраняется в простом народе; только Финляндская юриспруденция, вопреки силе всех заклинаний, препятствует им в отправлении своих профессий угрозою смертной казни.
Жрецы у Финнов не были хранителями религиозного учения, ни блюстителями чистоты народной жизни и нравов во имя религии, но были посредниками между богами и людьми и имели власть над духами, которые управляют силами природы. Финны называли их тиетейст — ученые и осаяйят — разумные. Жрецы не были тем же, чем и чародеи: всякий жрец был чародеем, но не всякий чародей — жрецом; между тем как чародейство окружало себя тысячею вещественных, (материальных) средств и совершало свои действия только среди множества вымышленных приемов, жречество ничего не требовало, кроме вдохновения, в котором божество открывало свою волю. Впрочем жрецы, подобно чародеям, звали силу лекарств и употребляли их с пользою.
Право священнодействия принадлежало отцам, а иногда матерям семейства. Но в, торжественные дни, когда Финны оставляли свои жилища, собирались в священном лесу или на равнине, чтобы праздновать свои праздники, жрецы становились во главу народа и распоряжались праздничными обрядами. Их жертвоприношения сопровождались заклинаниями и песнями. Как вся природа, по верованиям Финнов, населена богами, то они на все смотрели с религиозным почтением. Они призывали божества гор и лесов, рек и озер, домашних и диких животных, здоровья и болезней. И трудно было христианским проповедникам искоренить эти верования, нечуждые поэзии, и заставить забыть заклинания вымышленного ими множества богов-покровителей. По принятии Христианства, они примешивали к учению и обрядам христианским старые языческие понятия и обряды. На эту странную смесь понятий языческих и христианских не раз указывают наши летописи и другие древние письменные памятники; но мы будем приводить эти места в связи с ходом событий, а теперь укажем только на некоторые туземные свидетельства, в подтверждение сказанного нами, т. е. что Финны не оставляли своих Тонтту и по принятии Христианства. Кто хотел видеть своего Тонтту, тот должен был в праздник Пасхи девять раз обойти во круг церкви; тогда являлся к нему Тоннту, шел с ним в дом и осыпал его всеми благами. Жулу, праздник Бейвы — солнца, праздновали в конце декабря и начале января, когда дни начинают увеличиваться и солнце распространять на земле теплоту и жизнь. Мать семейства возливала на пламя очага с особенным обрядом приготовленную жидкость и произносила стих: «несись выше и выше, о мое пламя, но не гори ни светлее, ни жарче». По принятии Христианства, стали праздновать солнцу в дни Рождества Христова, но с теми же обрядами, с какими и прежде праздновали в честь небесного светила. В день св. великомученика Георгія — Жири, весною, когда очищаются от снега поля и открываются пастбища, собирались в лесу и совершали обряд возлияния молока в честь богов. Св. Екатерину, как прежде богиню Миеликки, считали покровительницею стад. Праздник в честь ее совершался с особенными обрядами. Упадку этих поверий много способствовало распространение лютеранства в Финляндии. Священные места также долго сохраняли в народе свое значение. В рунах Калевалы, составленной уже под влиянием христианских понятий, еще воспеваются священные деревья. В начале XIII века, папа отдал во владение Абосской епископской каведре все леса и жертвенные места, куда Финны собирались для отправления своих праздников и которые почитались священными; но это не ослабило привязанности к ним. В некоторых местах Русской Карелии даже в настоящее время смотрят на некоторые деревья с особенным почтением и не позволяют срубать их: такова сосна, на которой нет смолы; ее и зовут не иначе, как танион-пуу — дерево Божией рощи; таким же уважением пользуются полу засохшие пни, которые дают свежие отпрыски.
http://www.kirjazh.spb.ru/legend_kar/j_v.htm

Март 19, 2009

Древняя финская религия

Filed under: мифология — Наузница @ 4:20 дп

   Финны стали христианами довольно рано. Первое христианское влияние они получили с востока, из православного мира. Об этом свидетельствуют некоторые старославянские заимствования, связанные с христианством, например паппи (поп), ристи (крест) и т. д. Официально Финляндия стала христианской страной уже в начале 2-ого тысячелетия. Финны были католиками, но одновременно долго сохраняли свои старые верования и обычаи.
    Еще в 1551 году Микаэл Агрикола, в введении своего перевода части Библии на финский язык, довольно последовательно мог описать финских богов. Это говорит о том, что финны в это время хорошо знали древнюю национальную религию. Агрикола был противником “язычества”, но из его описания финского “язычества” мы много узнаем о том каким оно было. Финляндия приняла лютеранскую реформацию и финны стали лютеранами. Это, наверное, одна из причин того, что в Финляндии плохо сохранились “языческие” обычаи. При католицизме богослужения проводились на латыни. Библии на финском языке не было. Лютеране проводили богослужения на понятном для финнов родном языке.
    Членство в лютеранской церкви было обязательной нормой. Во время независимости Финляндии лютеранская церковь стала государственной. Это значит, что церковь выполняет некоторые функции государства, например перепись населения (членов церкви) и право собирать налоги у ее членов. Сейчас членами лютеранской церкви являются около 85 % жителей Финляндии.
    Древняя финская религия в целом не сохранилась. Ее сложно реконструировать. Но в семейных традициях сохранились некоторые “языческие” элементы. В Финляндии есть люди, которые считают себя финскими “язычниками”. У них есть общество, но многие считают, что у них мало общего с подлинной финской религией, такой, какой она была на самом деле.
    Мы все-таки кое-что знаем о финской религии. Она, естественно, была связана с тем, что было важно для жизни древних финнов. Важными были божества, связанные с лесом и охотой, с водой и рыболовством. Тапио (Tapio) и Хииси (Hiisi) значили лес и бог леса. Финны верили, что Тапио часто посещает людей, ночующих у костра. Тапио сейчас мужское имя. Нюркес (Nyrckes) и Хиттавайнен (Hittavainen) давали людям дичь. О том, как важны были шкурки белок для древних финнов, свидетельствует то, что финское слово raha (деньги) первоначально значит “шкурка белки”. Финские матери связаны с Хиттавайненом: hitto, hittolainen, hitsi. Ахти (Аhti)— божество воды. Сколько рыбак поймает рыбы зависит от него. В народных песнях Ахти часто употребляется как имя человека или владельца какого-то региона или имущества. По сей день Ахти употребляется в Финляндии как мужское имя. Веден Эмя (Veden Ema) (Мать воды) — женское божество воды. Оно часто встречается в фольклоре южных карелов. Вяйнямеинен (Vainamoinen / Ainemoinen), возможно, тоже первоначально божество воды. Слово vaina значит пролив или река. Употребляется в фольклоре как вариант слов, обозначающих различные места воды. В финском национальном эпосе главный герой Вяйнямейнен. Популярное финское мужское имя Вяйно (Vaino).
   Финны были не только охотниками и рыбаками, но и фермерами. У самых важных растений, которые выращивали, были свои божества. Ронготэус (Rongoteus) был божеством ржи. В 16-ом веке Ронготэус использовался как фамилия. Виронканнос (Vironkannos), наверное, божество овса, но в фольклоре он встречается тоже как бог наряду с самым главным богом Укко в небе. Пеллонпекко (Pellonpekko) — божество ячменя и пива. Экряс (Akras) — божество многих овощей, например гороха и капусты. Он делал землю плодородной. Кюннос (Kynnos) значит весеннее поле после пахоты. 25 мая был день гадания, люди хотели узнать каким в этом году будет урожай. Кекри (Kekri) большой праздник осенью, обычно 1 ноября. Тогда в хлеве кушали специальный суп для счастья скота. После этого уже скот не пускали пастись. Снова их пускали только весной, обычно 1 мая.
    Главный бог был Укко (Ukko). Это персонификация грозы. По-фински гроза ukkonen, буквально маленький Укко. Финны так уважали грозу, что иногда пользовались эффемизмами вместо слова “гроза”. Когда Укко едет по каменной дороге в небе, будет гроза. Это воображение общее у многих народов. Охотники просили у него защиту. Просили его защитить скот. Также при заболеваниях просили его лечить, когда было много потери крови, просили его остановить кровь. Финны знали и бога грозы своих соседей — балтов. Перкеле (Perkele) сейчас название дьявола, но этимологически связано с названием бога грозы балтийских и славянских народов (например, в литовском языке Перкунас и русском Перун). Рауни (Rauni) — женское божество, возможно жена Укко. Ее дерево — рябина. Она была святым деревом. До сих пор во дворе часто растут рябины. Когда была гроза, Укко и Рауни ругались… Илмаринен (Ilmarinen) в фольклоре кузнец, который сделал небо и чудесный аппарат Сампо (о том, что такое Сампо до сих пор не знаем точно).
    Кроме богов были еще другие существа. Рахко (Rahko) в фольклоре северной Финляндии вор, которому свет луны мешал в его работе. Поэтому он брал ведро со смолой и веником, и поднимался на луну по лестнице, чтобы красить ее. Рахко было также название болезни и злого домового. Капеет (Kapeet) было существо, которое во время лунного затмения съело луну… Тонтту (Tonttu) был домовым или банником. Это шведское заимствование (tomte). У него был серый костюм и красная шапка. Сегодня tonttu связан с Рождеством. Они помощники Joulupukki (Деда Мороза). Вообще, в самом важном празднике года, Рождестве Христове 24-26 декабря сохранилось очень много “языческих” элементов. Сыновья Калевалы (Kalevanpojat) были необычайно сильными существами, великанами. Объясняют, что как будто они делали высокие горы или другие заметные места природы. Турсас (Tursas) был водным чудовищем или силой воды во время шторма… Иногда некоторые необыкновенные места в природе, звезды или луну почитали как божества.
    Лиеккио (Liekkio) бог подземного мира или дух мертвых. Иногда так называли мертвого ребенка. Он был тоже страшным существом, которое пугало людей в лесу всякими странными звуками. Кратти (Kratti) — кричащее существо, которое лежало на кладе в земле или на сундуке. Слово связано со шведским словом skratt (смех). Финны при “язычестве” приносили еду и напитки для мертвых на могилы. Сейчас такой традиции вообще нет. Могилу принято украшать только цветами.
    В Финляндии дохристианская религия не сохранилась. Из финно-угорских народов свою религию сохранили марийцы, удмурты и ханты. Эрзяне смогли довольно хорошо реконструировать свою древнюю религию. В Европе существует мнение, что если народ принимает христианство, выживает, но народ, который не принимает ее, исчезает. У представителей маленьких финно-угорских народов есть и противоположное мнение, что если они сохраняют свою религию, выживают.
   

ЭСА-ЮССИ САЛМИНЕН.
ФИНЛЯНДИЯ.

http://beznen-yul.narod.ru/arhiv/2005/5san/finrelig.htm

Ноябрь 13, 2008

Ладогин Д.В., Оракулы: книга решения проблем

Знак Ворона

Знак Ворона

Из аннотации:

 

Автор книги — археолог, специалист по архитектуре древних храмов. Долгие годы профессиональной работы с хра­мовыми рисунками, узорами, рунами привели его к удивительным открытиям. Созданная им система, которую он на­звал «Оракулатория» — это сочетание результатов археоло­гических открытий и древних знаний о природе и человеке.

Книга приглашает вас поработать с магическими знака­ми и рисунками, способными помогать и исцелять, дарить радость и счастье. Методика, предлагаемая автором, проста и удобна. Вы легко научитесь общаться с оракулами, и, однаж­ды установив с ними контакт, вы сможете обращаться к ним за помощью и поддержкой в любой момент.

 

Скачать  orakul

Декабрь 7, 2007

О финской и скандинавской нечисти

Filed under: литература, мифология — Наузница @ 8:59 пп

Копалась сегодня в сообществе

и наткнулась на ссылку на чудеснейший пост от 

 Копирую его к себе полностью, надеюсь, автор не обидится 🙂


В Финляндии живет братец шведского нэкка —

някки (Näkki), он же ветехинен или весихииси (Vetehinen, Vesihiisi, от vete — «вода» и hiisi — «дух-хранитель»; финские хииси кое в чем сродни скандинавским ландветтир). Это водяной дух, обитающий в темных прудах, озерах и колодцах, под пирсами, причалами и мостами через реки. Его основное занятие — утаскивать под воду маленьких детей, которые наклоняются с моста или причала, чтобы посмотреть на свое отражение или коснуться воды.

  

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.